Впечатления от паломничества на Картику, часть 1

Во Вриндаван мы прибыли утром. По-настоящему это осознание пришло только на утренней программе следующего дня. Я как будто бы проснулся от зимней спячки. Все во мне заклокотало, забурлило, комок застрял в горле, веки набухли и слезы были готовы брызнуть из глаз.

И все же я пытался трезво рассуждать, для того чтобы понять, что со мной происходит и какова причина таких проявлений. Уж не в моей чистоте и преданности — это точно.

А что же тогда? Божества были те же самые, что и в прошлые годы, но что же произошло? Где же мои холод и равнодушие? Почему же я смотрю на все, с трудом сдерживая слезы? Куда же подевались мои величие и чувство собственного превосходства? Почему же, еле сдерживаясь, я готов обнять каждого? Почему я так долго этого не испытываю?

Все эти вопросы одновременно взошли в моем уме и быть бы мне пациентом психиатрической больницы, если бы не Святое имя и хоть какое-никакое мало-мальское знание, приобретенное мной за время пребывания в обществе вайшнавов.

Спасительный ответ был единственный и лучшего я выдумать не мог. Просто я попал в общество чистейших душ во Вриндаване, совершенно бескорыстно любящих Божества Кришна-Баларама-мандира.

В 4:30 утра храм уже полностью был набит народом, страстно желающим увидеть Божества после изнурительной ночной разлуки. В атмосфере храма витало возбуждение, состоящее из примесей благоговения и нетерпения, сравнимого с нетерпением ребенка претензионно требующего немедленно предоставить ему желаемое, пользуясь своим привилегированным положением. В данном случае — это желание видеть Божества.

Как только затрубили раковины, алтарная храма превратилась в возбужденный пчелиный рой. Все загудело и, при стопроцентной наполненности алтарной комнаты, все подались к алтарю. Как только открылся занавес, алтарная взорвалась восторженными, радостными возгласами.

Человеку с окаменевшим сердцем очень трудно оставаться равнодушным в атмосфере такой пылкой любви к Божествам, какую проявляют лучшие из жителей Вриндавана. Глядя на них, я испытывал самые неожиданные чувства.

И я вспомнил отрывок из лекции Госвами Махараджа о том, что Сам Кришна становится привлекательным и неотразимым лишь благодаря любви Его близких спутников. Я оказался в окружении людей, горячо любящих Радху и Кришну. Вместе с ними мы пели песни любви и киртаны, а затем стали читать джапу.

Невозможно уснуть в такой атмосфере. Мой нос, мои глаза и уши пировали на полную катушку. Не было нужды напрягаться, пытаясь воссоздать атмосферу духовного мира.

Затем мы вышли на парикрамную дорогу вокруг Вриндавана и пир продолжился. Потом мы приняли прасад, который в полном экстазе нам раздавали семилетние бриджабасики. А под конец, когда мы вернулись в алтарную, одна годовалая девочка, практиковавшая ходьбу по мраморному полу алтарной комнаты, выложенному в стиле шахматной доски, одарила меня такой улыбкой, что я выпал в осадок, рухнув на ступеньки.

Если бы на моей обритой голове были волосы, то в этот момент я бы был похож на ежика. Обычно дети начинают плакать, когда наши взгляды встречаются. Я даже однажды был свидетелем того, как один прихожанин пугал своего подростка–сына тем, что если он не будет себя хорошо вести, то будет отдан Кришнадасу на воспитание. И придется ему петь и танцевать на московских улицах, а его лучшие друзья станут презрительно показывать на него пальцами и смеяться.

И в тот момент, когда я поравнялся с несчастным, возвращаясь с харинамы, тот крепко прижался к отцу, перепуганно глядя на меня.

Это без обиды. Что толку в обиде на действительность. Даже Бхакти Тиртха Свами Махарадж открыл мне однажды тайну обо мне. Эта тайна заключалась в том, что, возможно, преданные боятся меня и что я, возможно, не догадываюсь об этом.

Я сидел в таком состоянии, чуть не плача от проявления такого внимания к моей персоне. Чувствовалось столько любви. Куда бы я ни бросил взгляд, что бы я ни слушал или обонял, все просто потрясало своей красотой, обилием и интенсивностью.

В это время ко мне подошел вице–президент храма и объявил мне, что завтра я должен петь «Гуру-вандана» и киртан. Я очень волновался. Пораньше лег спать. Наступает моя очередь любить.

Кришнадас Кавирадж дас


Оставить комментарий