Интервью с Аиндрой

Его знают все. Как только речь заходит о вриндаванском храме Кришна-Баларам Мандир, так сразу вспоминается и Аиндра Прабху. И наоборот — имя Аиндры неразрывно связано с Вриндаваном. Когда Аиндра начинает свой знаменитый киртан, все меняется вокруг, почти физически. Меняется и он сам — он словно становится прозрачным, растворяясь в собственном киртане. Подражать ему можно, повторить его нельзя, хотя он сам явно повторяет во время своего пения чью-то мелодию, которую слышит только он один. Аиндра окружен ореолом какой-то тайны. Понять эту загадку, конечно же, нельзя, а вот узнать что-то об Аиндре можно. Наш корреспондент встретился с легендарным певцом за полчаса до киртана.
Аиндра Прабху, традиционный вопрос: с чего все началось?

Моя первая встреча с Прабхупадой состоялась через его книги, и, если так можно выразиться, через экспансии его энергий в лице различных бхакт, которых я повстречал в те годы. Тогда влияние Прабхупады было таково, что преданные ежедневно выходили на улицы для санкиртана-ягьи, поэтому встретить их было нетрудно. Харе Кришна звучало повсюду! Куда бы вы не шли, вы обязательно натыкались на Харе Кришна. В те дни мы постоянно были на виду. Последние 20 лет я не выезжал из Вриндавана и не знаю точно, как обстоят дела сейчас. Но я хорошо помню, что после ухода Прабхупады с 1977-го года и до 1986-го, когда я окончательно перебрался в Индию, проповедь все больше приобретала скрытый характер, у бхакт стала развиваться своеобразная «Харе Кришна-фобия». Это Прабхупада дал такое определение — «Харе Кришна-фобия». Вайшнавы просто стесняются выходить на улицы, представлять движение Господа Чайтаньи и распространять Его послание. Они предпочитают кармическую одежду, стирают тилаки и, чтобы собрать больше денег, начинают прибегать к различным уловкам, которые на самом деле раздражали Шрилу Прабхупаду, и он этого не одобрял. И вместо наставления Чайтаньи: «Кого ни встретишь — всем говори только о Кришне!» преданные зачастую не произносят даже святых имен, не пользуясь этим наиболее лучшим способом напомнить людям о Кришне и возможностью одарить их запасом «агьята-сукрити», т.е. энергии, необходимой для приобщения к духовной жизни. Во всяком случае, так было в последние годы моей жизни в Америке. Но я надеюсь, что сейчас положение начнет меняться, и преданные по всему миру поднимут головы и будут открыто славить Господа Чайтанью. Несмотря ни на что вайшнавы должны сделать себя доступными для общества. Только тогда люди получат благо. Как, например, я.

Впервые преданные мне повстречались на улице. Это было во время харинамы. Я взял несколько книг, но читать их не стал, так как был крайне невосприимчив. Да и слишком сложны для меня все это оказалось. Помню, как едва открыв книгу «За пределами рождения и смерти» и прочитав первые же строки, где говорилось, что духовная жизнь начинается с осознания того, что «Я — не это тело», я тут же забросил все книги на полку. Они пылились там год или два, прежде чем однажды моя жена, придя с работы, не подкинула мне на колени «Шри Ишопанишад» со словами: «Эй, ты у нас духовным увлекаешься. Попробуй-ка это».

Я и на самом деле принялся читать, ведь к тому моменту я уже гораздо серьезнее укрепился в идее поиска Истины. Я медленно изучал Ишопанишад. Книгу я держал в правой руке, в то время как в левой у меня был словарь, потому что английский Прабхупады не поддавался моему пониманию. Это был настоящий культурный, утонченный английский, в то время как мой английский замыкался на познаниях деревенского жаргона.

И я помню, как неделю спустя я понял, что в действительности очень боюсь автора. (Аиндра Прабху улыбается). Я остро осознал, что встретил своего вечного духовного учителя, который разбивал все мои иллюзии, но именно это меня и пугало. Я не стал читать биографию автора, так как чувствовал — узнаю о нем слишком много, как я сразу буду вынужден ему предаться. (Улыбается).

Помню, что хотя никогда не слышал о том, как следует вести себя с духовным учителем, и тем более никогда не видел, как нужно кланяться, но на последней странице моя голова была на полу, а из глаз ручьями текли слезы. Подсознательно я понимал, что это конец моего материального существования. Так или иначе, через пару дней после этого я принял твердое решение присоединиться к движению Харе Кришна. Я просто пришел в храм, длинноволосый, выглядяший как большинство хиппи того времени, и сразу же проник на кухню, где служила одна матаджи, которая в это время для всех собравшихся птиц и маленьких белок выкладывала в окно остатки старого прасада со словами: «Харибол, вечные души». И я подумал: «Вот это да! Она на самом деле видит души». (Смеется). У нас завязался разговор, и через какое-то время я робко спросил ее, что, может быть, я могу как-нибудь в будущем попробовать пожить здесь, в храме? На что она тут же ответила: «Да! Почему бы тебе не остаться прямо сегодня?» Я совершенно не ожидал такого поворота событий и сказал, что сегодня не могу, так как мне надо подготовиться, и восторженный помчался домой.

Дома, оглядевшись по сторонам, я вдруг понял, как много у меня материальных привязанностей: гитара, звуковой усилитель, кошка, ждушая приплода, и т.п. И начал избавляться от этого, действуя, как сумасшедший. Я отнес гитару одному приятелю, усилитель другому, сбагрил кошку и щедро раздал все остальное: «Это тебе! А это тебе». Мои дружки явно не понимали моего поведения и чурались меня. Я совершенно не осознавал, что все эти веши можно использовать в служении Кришне, по крайней мере, продать и пожертвовать деньги в храм. Нет. Я просто самозабвенно избавлялся от всего. (Улыбается). Помню и то, как расставался со своей женой. Я ей сказал, что ухожу в храм Харе Кришна, и если она хочет, может пойти со мной. Она отказалась. Я пытался убедить ее, объяснял, что наше предназначение — жить в духовном мире, и что мы должны построить свою жизнь так, чтобы вернуться домой, к Богу, уже в этой жизни. Она лежала на полу, рыдала, хватая меня за ноги, и умоляла остаться. Я прямо не знал, что делать. И тут она сказала нечто, что не оставило в моем сердце ни капли сомнений: «Пожалуйста, умоляю тебя, не торопись возвращаться к Богу в этой жизни. Я еше не насладилась тобой!» Это был просто шок. Я почувствовал себя бифштексом на обеденном столе тигрицы. (Грустно улыбается). И тут я осознал, что передо мной, в облике моей жены предстала олицетворенная иллюзорная энергия. Сомнения тут же ушли. Я в последний раз предложил ей пойти со мной и удалился прочь. На самом деле я вечно благодарен ей. Больше о ней я ничего не слышал, кроме того, что она быстро подыскала мне замену. Это было в 1973-м. Я же с тех пор, приняв прибежище у Прабхупады, всегда оставался брахмачари и никогда не ночевал за пределами храмов ИСККОН. Только однажды провел ночь в доме одного друга ИСККОН в Индии, но это уже другая история.

Какими видами служения Вы занимались до отъезда в Индию?

Первые восемь лет я активно распространял книги. Получив в 1976-м посвящение от Прабхупады, я стал пуджари. Я служил Божествам в Нью-Йорке, Чикаго, Вашингтоне и до сих пор сильно привязан к этому виду служения. Здесь, в Кришна-Баларам Мандире, мне разрешают одевать божества Шри Шри Радхи-Шьамасундары по субботам и воскресеньям. Ну и, конечно, в те первые годы я всегда выходил на харинаму. Во времена Прабхупады мы другого не знали. Каждый выходил на улицу петь киртан. Помню, в нью-йоркском храме тогда жили примерно 120 вайшнавов. 60 из них ежедневно проводили по 8 часов на улицах города. 30 вайшнавов пели киртан, други е 30 — распространяли книги. Через 2 часа мы менялись, и так две смены — всего 8 часов. Каждый день. А в выходные — общинная маха-харинама в 200-250 человек. Все вайшнавы, кроме, может быть, поваров, а также все жившие вне храма выходили на улицу. К сожалению, после ухода Прабхупады традиция городского киртана стала забываться. Поэтому с 1981-го я стал заниматься только харинама-санкиртаной. Даже распространять книги уже было некогда. В течение 5 лет я ежедневно выходил на улицы Нью-Йорка, чтобы петь по 8 часов.

Что Вас вдохновило отправиться в Индию?

Да это-то и вдохновило. Я хотел петь. А приехав впервые в 1982-м в Индию, я обнаружил, что вриндаванского круглосуточного киртана, который установил Прабхупада, и о котором я слышал еще в Америке, просто не существует. Меня это очень расстроило, и с тех пор беспокойство не покидало меня. Я вернулся в Америку, но в 1985-м принял бесповоротное решение поселиться во Вриндаване.

 Как же происходило возрождение традиции круглосуточного киртана?

Аиндра прабхуИзначально круглосуточный киртан во вриндаванском Кришна-Баларам Мандире был организован в 1975-м, согласно личному указанию Шрилы Прабхупады. Он велел создать группу из 16 человек и разделить их по 4. В обязанность каждой из групп входило в течение суток заполнять по два трехчасовых киртана. Таким образом, на долю одной группы приходилось 6 часов ежедневного пения. Однако в 1978-м, по тем или иным причинам, киртан был приостановлен.

Благодаря усилиям нескольких искренних и мягкосердечных вайшнавов, мы возобновили ягью в 1986-м. Однако вначале, помимо энтузиастов, группа примерно наполовину состояла из людей, которые принимали участие в киртане за деньги. Через полгода мы потребовали у менеджеров, чтобы они перестали выплачивать за воспевание заработную плату, т.к. в этом случае идея беспримесного и любовного служения отходила на второй план. В результате нас осталось трое. В то время мы пели в одиночку по 8 часов в сутки. Постепенно количество преданных, желающих принять участие в таком служении, увеличивалось, и мы перешли на систему, завещанную Прабхупадой: 4 группы по 6 часов в день.

Кто помогает Вам поддерживать эту уникальное служение?

Все держится исключительно на энтузиазме вайшнавов и желании Прабхупады. За долгие годы через наш «департамент» киртана прошло огромное количество преданных. Мы вдохновляем каждого, кто, так или иначе, проявляет интерес к этому служению: «Оставайтесь с нами! На любой срок — на полгода, месяц или неделю. Не важно. Главное, примите участие в этом возвышенном служении здесь, в Шри Вриндавана дхаме, ради удовольствия Шрилы Прабхупады и Господа Чайтаньи». Недостатка в «кадрах» мы, как правило, не испытываем. Правда летом приходится тяжеловато. Все разъежаются по своим ятрам в разные концы света, и в киртане часто остается 4-6 человек, которые по 2-3 месяца в свои смены поют в одиночку. Так что на них все и держится.

Вриндаван — город мистический… А не случалось ли чего-то «сверхчеловеческого», связанного с группой киртана?

Кришна Баларама мандирРасскажу, пожалуй, одну историю — специально для русских вайшнавов. Газета, как я понимаю, на русском? Это связано с моими Божествами Нитай-Шачисуты. Они однажды явились мне во сне, и Шачисута стал горячо объяснять мне что-то, жестикулируя руками и двигая губами. В этот момент в моем сне в комнате работал кондиционер, и я не услышал Его слов.

Я долго любовался Шачисутой. И тут я подумал, что не могу вот так просто стоять и наслаждаться созерцанием Господа: ведь Он все-таки хочет что-то сказать! (Смеется). Тогда я приблизился к Нему и, поднеся ухо к Его губам, с изумлением понял, что Он говорит со мной по-русски. Я был потрясен. Не понимая ни слова, я, тем не менее, четко осознавал, что это был русский язык. Тогда я просто развел руками и сказал: «Ну, извини. Как Ты хочешь, чтобы я Тебя понял? Ты же говоришь по-русски, а я не знаю ни слова». Шачисута улыбнулся и просто махнул рукой. Сон исчез. Потом я долго ломал голову, что бы это могло значить. А через несколько дней ко мне в комнату постучался один русский вайшнав и сказал, что хочет петь в киртане. Это было в 1994-м, и он был первым русским среди нас. С тех пор я не помню такого момента, чтобы в киртане не было русских. Временами их бывает вдвое больше, чем всех остальных, включая бенгальцев и индусов. Просто удивительно!

Ваши пожелания для русских вайшнавов?

Сейчас на русских вайшнавах лежит большая ответственность. Очевидно, что на сегодняшний день они становятся главными восприемниками милости Шри Чайтаньи. Но для того, чтобы полноценно принимать эту милость и правильно раздавать ее, необходимо быть духовно сильными душами. Поэтому всем русским вайшнавам я желаю становиться сильными и брать на себя больше ответственности в миссии Шрилы Прабхупады, нашего вечного покровителя. И самый простой путь достижения этой цели — это харинама-санкиртана. Шрила Прабхупада так любил, когда преданные участвовали в санкиртане. Я слышал, что вы сейчас пытаетесь построить большой храм в Москве, и у преданных возникают серьезные трудности. Но я хочу сказать, что единственным способом преодоления всех препятствий может стать только беспримесная санкиртана-ягья. Только Кришна-катха и Святое Имя помогут вам. Сколько в Москве районов?

120 или 130…

120? Хорошо. Так вот в каждом районе должна существовать хотя бы одна нама-хатта, и ее члены должны, по меньшей мере, раз в неделю выходить на улицы города на харинаму. Тогда и проблем не будет. Никакая оппозиция не сможет противостоять этому. Храм появится сам собой. Да и почему только один?! Появится много ашрамов и проповеднических центров. Вот увидите, так и будет. И Кришна даст все необходимое тем, кто полностью отдается этому делу. Он же Сам обещает это в Бхагавад-гите. Поэтому просто совершайте санкиртана-ягью и будьте счастливы!

Записал Мукунда Мурари


Оставить комментарий