Алеет восток. Над горизонтом вот-вот поднимется солнце. И начнется новый день — должно быть, один из самых кровавых дней в мировой истории. На поле битвы, друг против друга, выстроились две армии, и военачальники уже идут вдоль передней линии войска, отдавая последние распоряжения и подбадривая воинов.

Алеет восток. Над горизонтом вот-вот поднимется солнце. И начнется новый день — должно быть, один из самых кровавых дней в мировой истории. На поле битвы, друг против друга, выстроились две армии, и военачальники уже идут вдоль передней линии войска, отдавая последние распоряжения и подбадривая воинов. Командиры уже готовы дать сигнал к наступлению, и небо застыло, в страхе перед бойней, которая разразится с минуты на минуту, и в ужасе смотрит на безумных солдат, на слонов, рвущихся в бой, на выстроенные аккуратными рядами колесницы.

Но грядущая битва, которая продлится восемнадцать дней и в которой погибнут миллионы — это мгновение в вечности, сущая мелочь по сравнению с тем событием, которое произойдет за несколько минут до ее начала.

От одной из выстроившихся на поле армий отделяется колесница, на которой сидят двое — возничий и воин в доспехах. Она застывает посередине, на свободном пространстве, разделяющем войска, и воин с колесничим о чем-то говорят. Воин, похоже, очень взволнован, а его товарищ, напротив, говорит спокойно и уверенно. Внешне это похоже на обычную беседу, но те, кому ведома истина, понимают, что в этот момент решаются судьбы мира, а боги, затаив дыхание, внимают словам двух друзей.

Это — не аннотация к исторической книге или новой монументальной кинопостановке. Это не красивая легенда и не пересказ древнего предания. Такова реальная атмосфера, в которой родилась «Бхагавад-гита» — одно из древнейших и замечательнейших произведений мировой литературы, священное писание для миллионов верующих. Сенайор убхайор мадхье — между двумя армиями, за несколько минут до начала битвы — состоялась эта бессмертная беседа, в которой были изложены с поразительной ясностью и простотой сложнейшие философские истины. Подобно тому, как ученый, исследовав свойства солнечного луча, может сделать вывод о процессах, происходящих на Солнце, так и рассказчик «Гиты» — Господь Шри Кришна — на основе сложившейся ситуации, породившей терзания в душе Его друга Арджуны, раскрыл извечные законы, по которым существует мир. Жизнь и смерть, Бог и человек, время и карма, сотворение мира и его разрушение, исполнение долга и философский поиск истины — вот далеко не полный перечень вопросов, которые затрагиваются в этих семи сотнях стихов.

«Бхагавад-гита» во все времена вызывала восхищение у мыслителей, поэтов, ученых и общественных деятелей. Комментарии к ней писали представители многих философских школ Индии — Шанкарачарья, Рамануджачарья, Ямуначарья, Мадхвачарья, Вишванатха Чакраварти, Баладева Видьябхушана и многие, многие другие. Однако самым читаемым в мире стал перевод этой великой книги, сделанный Его Божественной Милостью А.Ч. Бхактиведантой Свами Прабхупадой. Именно благодаря ему с «Гитой» познакомились простые люди во всех странах мира.

В России «Гита» впервые появилась еще при Иване Грозном, однако первый ее перевод на русский язык вышел (по благословению Священного Синода) в 1788 году, и выпустил его известный просветитель, писатель и журналист Н.И. Новиков. Перевод был сделан с английского источника и назывался «Багуад-гета или разговор Кришны с Арджуном». Второй раз «Гита» была издана в 1902 году, во Владимире, а третий — в 1907 году. Знаменитый переводчик и поэт серебряного века Максимилиан Волошин прекрасно рассказал о достоинствах и значении «Бхагавад-гиты» для общечеловеческой культуры. Его слова прекрасно передают восхищение мастера слова перед «Гитой». Поэтому приведем его отзыв, не добавляя ничего от себя.

«Но самый драгоценный вклад сборника [первый выпуск «Вопросов теософии», 1907 года] — это прекрасный перевод XI диалога индусской поэмы «Бхагават-Гита» сделанный московским санскритологом М.Э. [По-видимому, Михаил Александрович Эртель, историк, сын писателя А.И. Эртеля]. Сколько мне известно, перевод этого диалога является отрывком уже законченного полного перевода «Махабхараты», до сих пор еще не использованного европейскими учеными. Эта рукопись была прислана Великим Моголом в дар Иоанну Грозному и хранится ныне в Москве в архиве Министерства иностранных дел.

Появление этого перевода на русском языке будет событием не только огромной литературной важности, но и исторической. Бхагават-Гита — это одно из величайших Евангелий человечества, и поэтому его воплощение на русском языке несет такие же откровения духу, какие нес с собой славянский перевод Библии.

Эта поэма составляет часть «Махабхараты». Её семнадцать песен — это описание только одного мгновения колебания, наступившего в душе царевича Арджуны, когда он на колеснице, правимой самим Кришной, вылетает на пространство, отделяющее два враждебных войска, и, видя с вражеской стороны людей, ему наиболее близких и им наиболее чтимых, останавливается в смятении, не решаясь дать знака к бою.

И Кришна, понуждая его к борьбе, дает ему вечные заповеди жизни, действия и совершенства.

«В глазах верующих индусов, — говорит переводчик в предисловии, — это единственный комментарий к Божественной Веде, раскрывающий до дна ее сокровенную сущность. В ней всё небесное блаженство и вся земная надежда, всё богопознание и весь земной путь верующего. В ней квинтэссенция древней индусской теологии и морали; она кульминационный пункт браманизма. Она вместе и катехизис и Евангелие индуизма. В этом произведении, как в фокусе, сосредоточено всё знание, вся теософия, философия, религия и мораль индусов. Еще значительнее эзотерический смысл этой величественной поэмы. В сверкающих символах Бхагават-Гиты скрываются все глубочайшие теософские тайны древне-индусской мудрости, и все это дивное творение является идеальным поучением, которому следовали все индийские учителя, приготовляя трепещущих учеников к великому акту посвящения».

XI диалог, напечатанный в «Вопросах теософии», описывает преображение Кришны, являющегося пред Арджуной в своей Вселенской Форме. Это самая экстатическая часть поэмы, в которой для прославления божества найдены самые пламенные слова, когда-либо звучавшие на человеческом языке».

От себя мы можем лишь присоединиться к словам М. Волошина и М.А. Эртеля и призвать всех непременно познакомиться с великой «Гитой», а тем, кто уже знаком с ней — перечитать ее и еще раз задуматься над теми истинами, о которых Господь Кришна говорит Арджуне.


Оставить комментарий