Манаса пуджа (поклонение в уме)

Одно из имен Кришны — это бхава-грахи джанардана, или тот, кто принимает настроение, в котором поклоняется Ему человек. Кришну не интересуют сами по себе действия, которые мы совершаем. В конце концов, что мы можем Ему предложить — все и так принадлежит Ему, и даже энергия нашего служения также исходит от Него. Вся  эта деятельность становится дорогой для Кришны, когда  она пропитана нашей любовью и преданностью. Мы должны стараться занимать в поклонении Божествам все физические ресурсы, имеющиеся у нас в распоряжении. Однако, если они ограничены, или если мы не имеем формальной квалификации для поклонения Божествам (например, второе посвящение и т.д.), то мы все равно можем совершать поклонение в уме, и Кришна будет доволен им.

В Нектаре Преданности приводится замечательная история, иллюстрирующая этот момент. Давным давно жил да был один бедный брахман. Он был искренним преданным Господа, но не имел за душой ни гроша. Он как-то собирал небольшое количество риса, предлагал Кришне, и этим питался. Однажды в их деревню пришел почтенный садху. На лекции по Шримад Бхагаватам, которую он дал в храме, он упомянул, что Кришна столь добр, что за не имением ничего лучшего, Ему можно совершать поклонение в уме, которое не будет ничем отличаться от физического поклонения.

Воодушевленный этими словами, бедный брахман очень обрадовался и с этого дня каждый день стал проводить какое-то время в медитации на Говпода. В уме он представлял себе, как он одевает Божества Шри Шри Радхи и Кришны в самые чудесные одежды, украшенные бриллиантами и расшитые золотом и серебром. Как он приносит в золотых горшках воду из Ганги, Ямуны и других священных рек и с любовью омывает Божества. Как он готовит для них самые изысканные яства…

Это так увлекло брахмана, что он часами проводил время на берегу Ганги, погруженый в медитацию. Он строго следовал распорядку служб в своем воображаемом храме, и постепенно его поклонение становилось все более сложным и великолепным. Так пролетел не один год. И вот однажды, как обычно, в медитации брахман решил приготовить для Божеств сладкий рис. Он упарил молоко, добавил рис, сахар шафран и другие специи, посде чего оставил сладкий рис остывать, поскольку он подается охлажденным. Немного погодя он решил попробовать, достаточно ли остыл сладкий рис, и осторожно прикоснулся к нему подушечкой пальца. Кришна! Сладкий рис оказался буквально кипятком, и брахман начал трясти в воздухе обожженным пальцем, призывая на помощь Господа Нрисимху. Немного погодя он начал удивленно смотреть на свой палец, на котором вскочил самый настоящий, и никакой не «медитативный» волдырь.

В это время на Вайкунтхе Господь Нараяна восседал на троне, принимая служение от Лакшмиджи и других Своих вечных спутников, таких как Нанда и Сунанда. Увидев забавную сцену с брахманом, недоуменно смотрящим на свой обожженный палец, Господь от всего сердца рассмеялся. Когда Лакшмиджи спросила, в чем причина Его смеха, Господь Нараяана рассказал ей про замечательное служение этого бедного брахмана, после чего послал за ним трансцендентный цветочный воздушный корабль компании Vaikuntha Arilines, который привез его в вечную обитель Господа Нараяны, где тот присоединился к Его вечным спутникам.

Вот некоторые стихи и описания, которые можно использовать для медитации в поклонении Божествам.

«Я не брахман, я не кшатрий, я не вайшья и не шудра. Я не брахмачари, не домохозяин, не ванапрастха и не санньяси. И считаю себя лишь слугой служанок лотосных стоп Господа Шри Кришны, хранителя гопи. Он подобен океану нектара, и является причиной всеобъемлющего трансцендентного блаженства. Он всегда существует в Своем великолепии.»

«О возлюбленный духовный учитель, ты всегда находишься рядом с пастушкой Радхой, дочерью Царя Вришабхану. Пожалуйста, даруй мне служение твоим лотосным стопам, владельцам сокровища преданного служения. Пожалуйста, погрузи меня в океан ликования, даровав счастье нектарной расы служения лотосным стопам Шри Радхи в рощах Враджа-дхамы.»

«Я поклоняюсь Шри Чайтанье Махапрабху, который принимает служение от всех Своих преданных и спутников. Его волосы связаны нитками жемчуга, а луноподобное лицо украшено нектаром мягкой улюбки. Его прекрасное золотистое тело украшено чудесными одеждами, сандаловой пастой и пастой агуру, гирландами и блестящими украшениями. Он непревзойденно очарователен, а Его одежды затмевают великолепия самого Купидона.»

«Пусть тот Господь, которого называют сыном Шримати Шачидеви, трансцендентным образом воцарится в самом укромно уголке вашего сердца. Сияя подобно расплавленному золоту, по Своей беспричинной милости Он низошел в Век Кали, чтобы даровать то, что не давало еще ни одно воплощение: самый возвышенную расу преданного служения, расу супружеской любви.»

«Чистая земля Вриндавана прохладна под тенью деревьев, чьи нежные ветви усеяны соцветиями свежих бутонов и самых привлекательных цветов. По стволам этих деревьев, обвитым цветущими гирляндами,  сочится мед, и они источают неземной аромат.

Сердце Вриндавана наполнено звуками жужжания роящихся пчел, прилетевшим вкусить нектар распустившихся цветов, криками оленей, самочек и самцов попугаев и кукушек. Повсюду танцуют павлины.

Вриндаван овевает мягкий, облегчающий ветерок, несущий мельчайшие брызги плещущих волн Ямуны. Этот ветерок, несущий пыльцу из самого сердца распустившихся лотосов, играя, теребит одежды гопи, чьи умы охвачены желанием увидеться со своим Господом.

Посреди Вриндавана вовышается дерево калпа-врикша, исполняющее все желания. Его ветви — из кораллов, листья — из изумрудов, букеты бутонов — из бриллиантов и жемчуга, а плоды — из рубинов. Принимая служение от всех олицетворенных времен года, оно дает всевозможные виды цветов одновременно.

У подножия этого источающего нектар дерева калпа-врикша расположена, сияющая ослепительно, как солнце, поднимающееся над вершиной горы из чистого золота. Здесь искрятся инкрустированные драгоценные камни, и светятся горы золотой пыли. Это место полностью свободно от волн скорби, иллюзии, старости смерти, голода и жажды.

На полу, инкрустированном драгоценными камнями, установлена прелестная асана в форме лотоса с восемью лепестками цвета утренней зари. В центре, сияя как восходящее солнце, удобно устрившись, восседает Господь Мукунда.

Он сияет, подобно ослепительному темному сапфиру, черному как сажа, темному, как гора из грозовых облаков, и нежному, как синий лотос. В Его черных густых, толстых, блестящих и волнистых волосах переливается павлинье перо.

Его голова украшена соцветиями париджаты, вокруг которых нетерпеливо роятся пчелы, а за ушами — свежие цветы. Посередине Его лба, окруженного развивающимися кудрями волос, между длинными, подобными лианам бровями, сияет вертикальная ярко-желтая тилака. Его лицо сияет, подобно полной осенней луне, а широкие глаза напоминают лепестки лотоса. Его подобные зеркалам щеки блестят, отражая лучи блиллиантовых серег, имеющих форму акулы. Его прекасный грациозным образом слегка задран кверху, и Его нежная улыбка, напоминающая луну, жасмин или цветок мандара овещает Его лицо.

Его шея, напоминающая раковину, украшена ниткой кораловых цветов из свежих листьев, а с Его плеч до стоп свисает гарлинда цветов калпа-врикши, вокруг которой роятся пчелы. На Его широкой груди покоится нитка жемчуга, искрящаяся как небесное созвездие, камень Каустубха, сияющий словно солнце в небе и Его отличительный знак Шриватса.

У Него высокие плечи. Его хорошо сложенные толстые руки достигают колен, а Его живот украшает складка с красивым, глубоким пупком в центре. От пупка кверху ид ет изысканная линия темных волос. Его украшают ручные и ножные браслеты, ожерелья, шнуры и золотой пояс, расшитый драгоценными камнями. Различные части Его тела расписаны разннобразными орнаментами. Вокруг талии у Него обернуто желтое дхоти.

У Него прекрсные бедра и колени, очаровательные щиколотки и стопы, блестящие ярче, чем отполированный панцирь черепахи. Ногти на пальцах Его ног сияют, подобно рубиновым зеркалам, а сами пальцы напоминают листья из драгоценных камней. На его розовых ладонях и стопах — знаки рыбы, стрекала, чакры, раковины, флага, лотоса, молнии и ячменя. Его тело, состоящее из всего самого прекрасного, покоряет вненшюю привлекательность Купидона, бога любви.

Шри Кришна — океан безграничного блаженства. Из Его флейты, обретшей совершенство в обществе Его лотосоподобного лица, под незамысловатыми движениями Его пальцев, доносятся трансцендентные раги. Услышав эти раги все создания, вместе со своими отпрысками застывают, привлекшись их звуками, и их сердца тают.

Шри Кришна окружен коровами с длиными, изящными хвостами. Они подходят к Нему своей неровной походкой, ибо их вымя отягощено молоком. Их большие глаза буквально приклеииваются к лотосному лицу Господа, и недожеванные нежные побеги травы застывают у них во рту. Новорожденые телята стоят неподвижно, и молочная пена, текущая из из крошечных ротиков, которыми они прочно пристали к полному вымени, лишь увеличивает их красоту. Они поднимают свои ушки, чтобы услышать глубокие очаровательные ноты, доносящиеся из Его флейты. Телята постарше, с разноцветными шарфами, обернутыми вокруг шей, и маленькими рожками, задирают хвосты, бодаются, игриво прыгают туда и сюда, и, наконец, окружают Господа. Грузные быки, отягощенные под бременем своих огромных горбов, лениво направляются к Нему, мыча низким голосом. Но когда жидкий нектар, текущий из флейты, входит в их поднятые уши, они раздувают ноздри и наклоняют головы.

Пастушки, напоминающие Кришну своим характером, жизнерадостностью, возрастом, поведением и одеждой, играют на своих флейтах и винах приятные мелоии в низкой тональности. Они напевают изысканные мотивы, и искусно танцуют с вытянутыми руками. Маленькие малышы, с тигровыми когтями, висящими на их шейках, и колокольчиками, позванивающими на их щиколотках и толстеньких животиках, лепеча что-то, тоже подбегают к Господу. Привлекательные девушки-пастушки с талиями украшеными тремя линиями складок, подходят к Господу, горя желанием служить Ему. Их широкие, тяжелые бедра покачиваются, а головы склоняются под весом пучков густых волос. Подобные деревьям желаний, их тела, пропитавшиеся нектаром, льющимся из Его флейты, покрываются гусиной кожей, подобно лианам, усеянным мелкими цветами. Под лунными лучами улыбки сына Нанды океан премы в сердцах гопи выходит из берегов, и брызги этих вздымающихся волн премы появляются в виде капелек испарины на телах усердно трудящихся гопи.

Из-под Своих длинных, изогнутых бровей, Он бросает колкие взгляды — ливень смертоносных стрел любви, поряжающих самые уязвимые места в самообладании гопи. Потревоженые, но непреклонные, они стараются подавить болезненную дрожь, которая начинает охватывать все части их тел. Но стремясь испить нектара несравненного облика Кришны, они потихоньку бросают на него взгляды из своих полуприкрытых глаз и так продолжают плавать в потоках премы.

Вокруг гопи роятся пчелы, стремящиеся напиться нектара, текущего из цветов, упавших с их распустившихся кудрей. В своей безумной страсти, гопи произносят неразборчивые нежные слова, и колокольчики на их телах позванивают в такт их неконтролируемому дыханию. Их изысканные шелковые одежды, с узлами, ослабшими от их тяжелого дыхания, обнажают части их сияющих тел. Мягкий звук их неуверенных шагов смешивается со звуками драгоценных браслетов и эхом разносится во всех направлениях. Их губы трепещат, серьги блестят, а их глаза, обрамленные изящными ресницами застенчиво полузакрыты. Глубокое возбужденное дыхание наливает темной краской их розовые губы. В деликатных, игривых руках они держат разнообразные подарки для своего Господа, которому они постоянно служат.

Господь, источник наслаждения, украшен гирляндой распустившихся синих лотосов — темных, беспокойных глаз гопи, прикованных к Его облику. Эти глаза, подобно гирлянде из жаждущих любви пчел, безумно пьют жидкий мед Его всепривлекающего лица.

Гопы, гопи и коровы находятся чуть поотдаль, в то время как деваты, возглавляемые Брахмой, Шивой и Индрой, стоят впереди, вознося стихи, чтобы обрести материальное богатство (артху). С правой стороны собрались муни, при помощи Ведического знания стремящиеся исполнить законы дхармы. Позади в состоянип самадхи находятся Санака и другие йогиндры, желающие освобождения (мокши). По левую сторону стоят Якши, Сиддхи, Гандхарвы, Видьядхары и Чараны со своими супругами, вместе с Киннарами и лучшими из Апсар. В поисках камы (удовольствий), они поют, танцуют и играют на музыкальных инструментах.

В небе появляется Нарада Муни, белый, подобно раковине, сияющий, подобно луне, жасмину и молнии. Его украшают пучок спутанных красноватых волос. Зная заключения всех священных писаний, он служит лотосным стопам Кришны с неуклонной преданностью, оставив все материальные удовольствия. Он доставляет Кришне радость, перебирая струны своей вины, которая издает чудесные мелодии на искусно подобранные раги.»


Оставить комментарий